fbpx

Когда падают бомбы на наших родителей, мы не можем публиковать вакансию «Unity Developer, Москва»

«Наша главная цель сейчас — помочь украинским специалистам найти новую работу или связать целую команду с компанией, готовой помочь с переездом». 

Платформа InGame Job объявила о прекращении партнёрства с компаниями из Российской Федерации и Республики Беларусь и остановила публикации вакансий от студий с офисами в этих странах. 

Когда падают бомбы на наших родителей, мы не можем публиковать вакансию «Unity Developer, Москва» - Boost InGame Job

В интервью от 11 марта 2022 года CEO InGame Job Роман Васильев рассказал, что сейчас происходит с членами команды, как компания планирует дальнейшую работу и какие инициативы помощи украинским геймдев-специалистам реализуются на базе платформы.

Роман, как начался твой день 24 февраля? 

Я был дома в Киеве. За день до этого мы уже получали информацию, что, возможно, надо уезжать. Я накануне собрал документы и деньги, попросил жену подготовить аптечку. 24 февраля в пять утра мне позвонил папа и сказал, что началась война и надо собираться. Я не сразу начал действовать, потому что все равно не верилось. Сходил в душ, вышел покурить на балкон, а там — бабах! — взрывы. Тогда понял окончательно: да, началась война. 

Собрались за полтора часа и где-то в 7:30 выехали из Киева. Бак был до этого заправлен на всякий случай. Уже тогда были огромные пробки на выезд из города: мы выбирались пару часов, хотя живем на окраине. Поехали на границу с Молдовой, но ближе к ночи там уже перестали выпускать мужчин. Жена решила остаться со мной. Совсем ночью мы приехали в Тернополь, у дальних родственников там пустовала квартира. Сейчас мы тут, живем несколькими семьями с детьми, работаем, иногда бывают воздушные тревоги, но в целом тут пока безопасно. 

Расскажи, где были твои члены команды в начале войны и как дела у них сейчас? 

Технический директор Максим оставался в Харькове под обстрелами дней пять точно. Потом выбрался с женой и ребенком. В первый день они ехали до Полтавы, это 120 км, девять часов! Пробка сплошная. Из Полтавы они переехали в Кропивницкий, это еще один день, потом в Умань — еще один день. В один момент в Умани закончился бензин, мы искали им ночевку по всем знакомым. Я обзвонил там штук тридцать гостиниц, вообще не было вариантов. Сделал пост в фейсбуке, откликнулся далекий знакомый — приехал к Максу, дал канистру бензина. 

Одним словом, Максим четыре дня добирался до Тернополя, теперь его семья с нами. 

Наш data manager Денис выехал через несколько дней после начала войны из Одессы в область. Там, конечно, тоже сейчас небезопасно, но все равно более-менее тихо. 

А остальные ребята у нас уже не в Украине. Все остальные украинцы выехали раньше. Еще у нас есть сотрудники в Польше, России и на Кипре. 

С нашим sales-менеджером Алексеем из России нам пришлось расстаться, когда мы поняли, что перестаем работать на ру-сегмент. Его основная часть дохода состояла из бонусов от продаж. А продаж сейчас не будет. Мы честно об этом поговорили, Алексей очень адекватно воспринял ситуацию. Мы выплатили ему компенсацию в долларах, это важно, а то с рублем сейчас происходит что-то ужасное. Если бы Алексей был готов выехать куда-либо в другую страну и владел английским на достаточном уровне, мы бы сохранили с ним сотрудничество.

У нас есть еще сотрудник из России – SMM-менеджер, Оля. У нее очень сильная гражданская позиция. Мы очень переживаем за нее и ее безопасность. Сейчас мы ищем способ продолжать выплачивать ей гонорары и организовать ее переезд. 

Мы не готовы расставаться с сотрудниками из России, если они не пропутинские. Я не говорю “пророссийские” – мне это слово не нравится. Не важно, какой у человека паспорт, главное, как он понимает ситуацию. Мы ценим как компания любую поддержку наших сотрудников с российскими паспортами.

На какой день войны ты вернулся к работе? Что в ней сейчас поменялось?

Первые дни у нас у всех был шок. Закрывали базовые потребности типа физической безопасности, крыши над головой для своих семей, еды, медицины. Но уже через четыре дня мысли вернулись к работе. 

Я осознал, что надо дальше что-то делать, и понял, что в принципе мы можем продолжить нашу миссию — соединять компании и кандидатов, то есть помогать людям находить работу. 

И в данной ситуации это действительно актуальная миссия. На первом этапе в нынешних условиях люди занимаются спасением своих жизней и жизней близких, эвакуируются. А на втором этапе, чтобы дальше как-то жить, нужны деньги, нужна работа. И мы как раз с этим можем помогать. Мы это умеем делать, это наша главная цель сейчас — помочь украинским специалистам найти новую работу или связать целую команду с компанией, готовой помочь с переездом

Первым делом мы собрали подборку вакансий на удаленку в европейские компании, которые готовы принимать на работу украинцев. Ведь мужчины не смогут покинуть страну, а их в индустрии 70%, согласно нашему Зарплатному Опросу. Удаленный формат очень актуален: офисы в Киеве, Харькове закрываются, инвесторы уходят, сами специалисты могут не хотеть продолжать работу в компаниях с российскими корнями. 

Второй идеей было сформировать открытый список специалистов, которым нужно работать, и распространить его по зарубежным компаниям. 

И если в начале у нас были какие-то мысли сохранить российскую и белорусскую аудитории, поскольку они в сумме составляли 50-60% все-таки, уже к 1 марта мы от них отказались. Осознание приходило постепенно. Просто невозможно и неправильно работать с русским и белорусским рынком в целом, нужно уходить оттуда. 

Как можно публиковать вакансии с российским гео, помогать компаниям развиваться… Понятное дело, не все поддерживают политические решения Путина, но он ваш лидер, и нас он не устраивает. Чтобы мы с вами дальше работали, сделайте что-то со своим лидером. Потому что когда падают ракеты и бомбы на наших родителей, мы не станем публиковать вакансию “Unity Developer, Москва” и помогать этому бизнесу работать. Бизнес платит налоги в казну, и за эти налоги покупаются бомбы и ракеты, которые потом могут убить нас. Вот такая цепочка. 

Я готов отказаться от денежной выгоды и начать свой бизнес с нуля, но с другими ценностями, с европейскими… Мы точно выберемся. 

(Роман прерывается на звонок супруги, отключая микрофон. Открывает окно, высовывается на улицу, прислушивается) 

… Юля сказала, что у нас воздушная тревога. Что-то я не слышу ее… 

Прервёмся?

Да пока нет. Мы уже эти дни не ходили в подвал, у сына ветрянка и высокая температура, ночью бежать в подвал с девятого этажа очень сложно… Сегодня в пять утра тоже была тревога по Ивано-Франковску, били по военной базе ракетами. Они из Беларуси вылетают — тревога на всякий случай объявляется везде по траектории полета — Львов, Тернополь, Ивано-Франковск, Ровно. Когда только приехали сюда, за день могло по пять тревог быть: и ты бегаешь вверх-вниз, сидишь в подвале полтора часа, потом выходишь, что-то ешь, потом опять тревога. Работать не особо получалось. 

… Так, о чем мы говорили? Да. Европейский рынок, переориентация. Переходим на английский язык во внешних коммуникациях… Так, действительно тревога у нас, я теперь услышал.

Вы побежите?

Нет, мы будем тут.

Если попробовать ответить на вопрос, когда можно будет возвращаться на российский рынок и начинать опять сотрудничать, я скажу так: после смены власти в РФ. Когда кончится война, когда начнутся выплата репараций Украине, когда произойдет возвращение территорий, принадлежащих Украине, когда мир начнет отменять санкции. 

Как вы поддерживаете своих сотрудников сейчас?

Еще до начала войны мы выплатили зарплаты наперед, за март включительно. Мы как чувствовали! У нас были деньги на счетах, мы понимали, что если что-то произойдет, у нас могут заблокировать эти средства на нужды армии, например, есть такие механизмы правовые. Эти предварительные выплаты очень пригодились нашим ребятам — на переезды, съем временного жилья, обустройство временного быта. 

За время войны у компании, по-моему, поступлений финансовых особо не было. Нам нужно будет месяц-два восстановить cashflow. Сейчас просто язык не поворачивается напоминать украинским партнерам о том, что мы ждем переводов. Мы сейчас сфокусированы не на этом. Главное, чтобы компании нанимали украинцев, беженцев, мы такие вакансии зафичерим без проблем. 

Мы будем обеспечивать максимально безопасность сотрудников, при приближении линии огня будем помогать эвакуироваться, закрывать их базовые потребности — пропитание, теплые помещения для временного пристанища и так далее. Финансово мы готовы, у нас была наработана подушка за прошлый год — 20 тысяч долларов, на пару месяцев нам хватит, чтобы поддерживать сотрудников. А дальше… Посмотрим. Прошло только пятнадцать дней войны на самом-то деле, хотя кажется, что вечность.

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
5 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Николай
Николай
1 месяц назад

Вы голосуете за Украину, но пишите на русском языке, а не на украинском. Это попахивает расизмом.

Александра
Александра
1 месяц назад
Ответить на  Katya Sabirova

Человек даже не знает, что такое расизм.

Dee
Dee
1 месяц назад

Ну и в чем Ваше отличие от людей, зигующих кулаками, в Екатеренбурге? Чем Роман отличается от студентов МГИМО цитирующих Гитлера? В чем его отличие от людей рисующих Z? Чем Ваша компания отличается от зомбированных людей, топящих за власть? Я отвечу: ни чем. Вы можете прикрываться нападением на страну, и тут безусловно вы будете правы, это не прастительно, но вешать ярлык это такое же преступление. Сегодняшний канселлинг не отличим от того, что творится в России.
Я понимаю боль и слезы украинцев, я сам каждый день молюсь, чтобы все закончилось и люди понесли наказание. Но лично я и мое окружение не может изменить решение парочки людей во власти. Если вы думаете, что надо свергать, то назовите пример когда диктаторы уходили? Рб показал картину реальностей. Если вы приведете в пример Майдан, то нет, там власть была слаба и там точно не диктатор сидел. Также не все готовы рисковать жизнями и свободой, как не все на Украине готовы взять оружие, это нормально.
Геймдев не связан с политикой, большинство людей отрицательно смотрят на все это и они шокрированы (если вы верите государственному опросу в 70%, я вам сочувствую, есть негосударственные, где цифры 30%). Безусловно тех личностей, у кого милитолизированы головы нужно отделять от геймдева, но вешать на всех ярлыки…
Я не желаю Вам финансового краха или горя, я лишь Вам желаю научится видеть этот мир, уметь созидать и осознать глупость своих решений.
P.s. много хороших ребят и в РФ и Рб потеряли работу и пытаются найти средства на хлеб, они не могут уехать из страны, вы лишь лишили этой возможности нормальное и лояльное население.

5
0
Поделиться своими мыслямиx
()
x